Все на выставку Род­ченко в ГМИИ!


До 3 марта в Отделе личных коллекций ГМИИ проходит выставка Александра Родченко и Варвары Степановой. Она громадная: занимает три этажа и там множно обнаружить много редкостей. В иностранных музеях работ Родченко и Степановой несопоставимо меньше, чем в московских фондах. Ни в каком другом городе мира не могла состояться такая выставка — разве что эта поедет на гастроли. Кстати, не удивлюсь, если поедет. Выставки ГМИИ вообще, как правило, хорошо сделаны, но эта — прямо-таки экспортного качества.

Александр Родченко: Утренняя зарядка на крыше студенческого общежития в Лефортово 1932

Подробный анонс выставки и еженедельных лекций, сопровождающих её, опубликован на сайте музея. А здесь — впечатления посетителя.

Самые занимательные залы в экспозиции — первый, с личными вещами Степановой и Родченко (их письмами, одеждой, инструментами, которыми они работали); и зал, посвящённый ВХУТЕМАСу.

Вообще, деятельность Родченко-преподавателя — Атлантида. Он фактически изобрёл профессию промышленного дизайнера, разработал курс обучения и выпустил несколько десятков дипломированных промдизайнеров — больше, чем Баухауз. И никто из его выпускников не устроился по профессии. Кто-то пошёл в архитектурное бюро, кто-то в инженеры, кто-то на лесопилку. Вещи, которые делали студенты Баухауза — признанные шедевры. Они выставлены в музеях. Их и сейчас производят и продают. А что делали студенты Родченко, когда учились у него на дерметфаке ВХУТЕМАСа, неизвестно почти никому.

А тут, на Волхонке — целый зал с пропедевтическими работами и даже предметами, которые делали студенты Родченко. Кажется, все эти экспонаты — из фондов Строгановского училища, которому принадлежит часть архивов ВХУТЕМАСа. На лекциях я с неизменным успехом читаю отрывок из книги Хан-Магомедова, где описан чайник — одна из нескольких студенческих работ, которые Родченко привёз на парижскую выставку 1925 года: «Проект З. Быкова — походный алюминиевый чайник-котелок. Это компактный складируемый набор, отдельные элементы которого трансформировались и выполняли две функции. Так, крышка котелка служила сковородкой, крышка чайника превращалась в ложку, складной стакан вкладывался в эту крышку, ножик-вилка — в ложку чайника». Всего моего воображения не хватало, чтобы представить, как эта штука могла выглядеть. В ГМИИ я увидел этот чайник! Правда, не подлинник 1925 года, а его реконструкцию, сделанную кем-то из учеников Строгановки, может быть, под присмотром самого Захара Быкова, который после войны был ректором Строгановского института.

Родченковский адрес — Волхонка, 14 — дом, где раньше находился Отдел личных коллекций ГМИИ. Там Родченко со Степановой работали, там они провели учредительное заседание группы конструктивистов. Нынешняя выставка проходит в другом здании, но оно расположено рядом. Можно сказать, что и это здание задевает аура конструктивизма. А архитектора, который его перестраивал под музейный выставочный зал, задела даже сильно. Давно я не видел такой затейливой планировки. Должно быть, архитектор ей очень гордится. Даже если вы сами найдёте гардероб, до выставки вам не добраться без помощи опытных сотрудников.

Излишне говорить, что значат Родченко и Степанова для истории искусства и дизайна. Напомню только, что форкурс Баухауза и британский абстракционизм появились под прямым и сильным влиянием советского Родченко и его учеников. Он — мировая знаменитость. Лучший подарок иностранному гостю (если в Москве ещё бывают иностранные гости) — отвести его на Волхонку. Он будет тем более благодарен, что при выставке работает отличный сувенирный киоск (для России уникальный случай), а пристойных сувениров в нашем городе днём с огнём не сыщешь.

comments powered by Disqus